В литургийной жизни церкви особое место принадлежит ежедневному евангельскому чтению, которое обязательно предваряется апостольским посланием. В обиходе устава это кратко называется "рядовым чтением". В богословских трудах накопилось большое количество толкований и проповедей на "Евангельские зачала" и, особенно воскресных. Однако, по всей видимости, мало кто обращает на это внимание хотя св.отцы неслучайно увязали апостольское и евангельское чтения в литургийном строе. Очевидно, что между этими, казалось бы, независимыми отрывками присутствует особая смысловая связь. Таким образом, толкование именно в этой совокупности представляет проблему не только евхаристической экклезиологии, но и пастырского богословия что в сущности составляет интерес Библейской герменевтики особенно в связи с современным духовным состоянием и примером отечественных подвижников.


Судьбы святынь и подвижников Уфимской епархии в период 1940-50-х годов

Митр.прот.В.Сергеев
Уфимская епархия.

Судьбы святынь и подвижников Уфимской епархии в период 1940-50-х годов.

(расширенная публикация)
Опубликовано: Сергеев В.П., прот. Судьбы святынь и подвижников Уфимской епархии в период 1940-50-х годов // XX ЕБК ПСТГУ. т. 1. М.: ПСТГУ, 2010. С. 347-352.
Аннотация: Работа основана на архивных материалах. Показана исповедническая роль духовенства в послевоенном возрождении церкви. Период «оттепели» стал возможен благодаря подвижничеству верующих. Прилагаются послужные списки духовенства. 
Одной из главных целей Советской власти в борьбе с церковью было уничтожение  ее святынь. Этому был посвящен декрет СНК о свободе совести.[1] Из текста видно, что его суть заключается в двух последних пунктах, где церковь лишается собственности. Лишение юридических прав и широкая система дезинформации должно было обусловить надругательство над святынями верующего человека, что и трансформировало бы его в наиболее активного строителя коммунизма в СССР.[2]
Показательно, что уже первое постановление Святейшего патриарха Тихона[3] было посвящено именно защите церковных святынь, хотя формальных предпосылок к их уничтожению декрет в себе еще не содержал.  Но опасения подтвердились, вскоре была развернута широкая компанию по вскрытию мощей, изъятию ценностей и разрушению монастырей. При этом и в последствии большевиками было расстреляно и замучено множество духовенства и мирян. Например, в Уфимской епархии, по вероятностной оценке, число мучеников и исповедников может составлять от 10 до 15 тыс. человек. Между тем, преследованию подверглись не только откровенные противники Советской власти, но и их союзники, например обновленцы. Так к 40-м годам гонения приобрели тотальный характер, поскольку любой человек сохраняющий благоговение к святыням уже являлся врагом большевиков.
В 40-50-е годы жизнь церкви протекала в той же плоскости. Целый сонм уфимских подвижников и исповедников несмотря ни на что продолжает духовную борьбу. Например, блаженная старица Варвара, затворница Скворчихинская (Варвара Васильевна Архангельская) (1890 – 1966 гг.). Несла подвиг юродства и отшельничества. Но пребывая в затворе, в совершенной нищете, голоде и холоде вызывала ненависть властей. Она обрела дар прозорливости, исцелений и чудесных знамений. В период 40-х годов усугубила подвиг полным затвором, выходя из домика только ночью, а с почитателями разговаривая через дверь. В 50-е годы, не смотря на гонения, к ней распространилось широкое паломничество не только Уфимской, но и Оренбургской и Челябинской епархий.[4]
Общее состояние епархии к этому периоду являлось удручающим. С 1937 года епархия была вдовствующей,[5] и тайно управлялась митрополитом Сергием (Старгородским). Так, владыка своим указом №168 от 2.03.1938 г. назначил протоиерея Николая Бурдукова настоятелем кафедрального собора и и.о. благочинным церквей г.Уфы,[6] а по епархии оставались незакрытыми еще 51 церковь.[7] В 1940-ом году в результате гонений осталось только 9 незакрытых церквей. Но открыто действующей в пределах трех епархий осталась только одна — Сергиевская церковь в Уфе. Конечно духовная жизнь не прекратилась. По ночам совершались нелегальные богослужения заштатными священниками в частных домах. Например, иеромонах Алексей (Губин) был награжден в 1939 году мит.Сергием наперсным крестом будучи за штатом, вероятно за такие нелегальные богослужения. [8] В большинстве своем это были исповедники, побывавшие в лагерях и ссылках. Так например известны: протоиерей Годунов Александр Алексеевич — в 1928 году осужден на 5 лет поселений;[9] священник Ромашков Василий Герасимович 1930 году осужден на 2 года Беломорканала,[10] священник Шурыгин Василий Федорович с 1930 года пребывая за штатом был осужден в 1941 году на 7 лет;[11]
В апреле 1941 года была предпринята попытка закрытия Сергиевской церкви в г.Уфе, где хранилась чудотворная Николо-Березовская икона и  другие святыни.[12] Но власти столкнулись с упорным сопротивлением. Настоятель храма прот.Николай Бурдуков, был арестован и осужден 11.04.41 г. по ст.107-19 УК на 5 лет, но через месяц власти вынуждены были его оправдать. Тогда через полгода 6.02.1942 г. отца Николая все-таки удаляют из храма по мобилизации на фронт.6 Однако, из тюрьмы возвращается  игумен Ксенофонт (Синютин) (1869[13]-1959), и благодаря его удивительной стойкости церковь удается отстоять. [14]  О нем известно мало. Так, с 1930-по 1956 год числился при Сергиевской церкви, в 1944 году возведен в сан игумена, и  награжден Крестом с украшениями,[15]исполнял должность секретаря епархии.[16]
Понимая, что от функционирования храма зависит дальнейшая его судьба, вокруг о.Ксенофонта сплачиваются верующие люди, помогают оплатить непомерно высокие поборы. Так о.Ксенофонту приходилось даже подрабатывать печником, чтобы хоть как-то оплатить безразмерные налоги. К нему присоединяется ныне канонизированный преподобный архимандрит Моисей (Чигвинцев), разделяя его подвижнические труды.[17]
В таких условиях, назначенный в 1942 году в епархию епископ Алексей (Сергеев) не продержался и нескольких месяцев и переводится в Рязанскую епархию. Но митр.Сергий не сдавался, и в том же году в епархию назначен епископ Стефан (Проценко) (подвергался репрессиям в 1936 — 42гг.).[18] Новому владыке удалось многое, хотя и не все. Так в самом начале 1943 года была все таки закрыта церковь, но не в Уфе, а с.Ломовка Белорецкого района (в 6 км. от г.Белорецка) за долги  по налогам в 5437 руб.[19]
Но ситуация начинает меняться, появляется все больше духовенства досрочно освобожденных, ссыльных и переведенных в порядке директивы НКВД НКЮ и Прокурора СССР от 23 октября 1942 года за № 467.[20] Например, в п.Узян Белорецкого района появился высланный из г.Москвы иеромонах Авраамий (Макаров). Судьба этого подвижника показательна: Родился он в 1880 году, будучи крестьянином в 28 лет поступает в монастырь г.Балту на Украине. Однако вскоре  попадает на фронт и в тот же 1914 год в немецкий плен. По окончании войны в 1919 году из плена он вновь устремляется в родной монастырь, где в 1923 году был рукоположен в иеромонахи. Вскоре монастырь закрывается и в 1927 году отец Авраамий служит в Воздвиженской церкви г.Москвы (вероятно бывший монастырь на Воздвиженке). Где был награжден  наперсным крестом митрополитом Серафимом Тверским. Но уже в следующем году был выслан на 10 лет в Архангельскую область, потом переброшен на 5 лет в Ленинградскую область. В 1942 году ввиду войны переведен в Башкирию на ст.Шушпа Белорецкого района.[21]
 Это были великие люди, все духовные старцы.14 Если до революции авторитет  духовенства считался по академии, то в новых условиях кто больше отсидел. Своей жизнью и верой они убеждали мирян ничего не бояться, организовывать церковные советы и обращаться к властям с просьбами об открытии храмов. Так, 23 августа 1943 года еще до знаменитой сентябрьской встречи Сталина с митр.Сергием, в отдел культов БашЦИКа  уже поступило заявление об открытии храма села Костеево.[22] А после 4 сентября такие заявления стали поступать в большом количестве в БашЦИК, СНК СССР и даже в синод Патриарха.
Не довольствуясь затяжной регистрацией, в том же 43 году молитвенные дома открываются стихийно. Например, в селе Абызово Караидельского района был организован храм в доме частного гражданина, где стал служить ссыльный священник Наркис Стрижевский.[23] Так же начал функционировать молитвенный дом в г.Белорецке.[24]
В 1944 году уже действовало 9 церквей, хотя власти препятствовали открытию храмов. Так по данным Шкаровского  Совет по делам РПЦ при СНК СССР к 5.02.1944 г. разрешил открыть только 18 храмов. А в ноябре Молотов лично указывал Совету не давать разрешений на открытие церквей.[25]
Кроме противодействия властей само открытие церквей было крайне сложным, практически все население находилась в тяжелейшем состоянии. Пик которого приходится на 1944 год, тогда в Башкирии разразился сильнейший голод,[26] а тем временем епархия сдает более 1 миллиона рублей в фонд обороны, оказывает помощь госпиталям и семьям погибших. Но власти и в такой обстановке не успокаиваются РайФинОтделы усиливают налоговое давление. Церкви требовались значительные средства, ибо приходилось переоборудовать клубы или школы под храмы, или строить вновь. К тому же, на фронт забирали даже престарелых священников. Так, были призваны священник Михаил Нилов 1896 года рождения (осужден в 1937 по 73 ст. на 5 лет, 1942-44 РККА, инвалид войны);[27]священник Андрей Евстифеев 1901 года рождения (осужден 4.02.1929 г. ст.58-10 5 лет Вишерский и Белбалтийский лагеря, 1941-1945 г. РККА, контужен);[28]и др. Да и гонения еще не прекращались, так иеромонаху Иосафу (Миронову)  к 10 годам лагерей в 1944 — ом добавили еще 5 лет. [29]
Небольшие поблажки властей, выражавшиеся в открытии всего 9-ти храмов, ни как не отражали насущных духовных потребностей значительной части  населения. Также как и в 30-х годах не разрешались  молебны и крестные ходы, связанные как с почитанием святынь, так и по случаю чрезвычайных обстоятельств о дожде, о засухи и.т.д.[30]Совершение богослужений, ставилось в зависимость от местных условий сельхоз работ и проч.[31] Председатель колхоза мог запретить такие значительные праздники как Пасха – потому, что идет посев, Троица –потому, что идет сенокос и.т.д.
Особенной остроты процесс открытия церквей достигал в местах явления чудотворных икон: Табынская, Богородская, Березовская, Бугобашская и проч. Таким образом, например, открывалась церковь в селе Костеево. Это село было ближайшим к селу Бугобашево, где прославилась чудотворная Бугобашская икона. Эта святыня проявилась на камне, по образу была подобна Смоленской иконе, но с предстоящими святителями чудотворцем Николаем и Василием Великим. В честь чудотворной иконы в самом начале 20 века были построены рядом с селом мужской и женский монастыри. Гонения на эти монастыри начались еще до прихода большевиков к власти уже в 1917 году. Однако в 40-е года Бугобашскую икону удалось сохранить, и монахини уничтоженного монастыря приобрели дом для святыни. Но власти, разрешили открытие молитвенного дома использовать в соседнем селе Костеево. Противодействие сельской администрации было настолько серьезным, что потребовалось вмешательство Республиканской власти. Так председатель Костеевского с/совета Косгромина Е.И. и уполномоченный/агент НарКомЗаГа Горностаева за издевательства над Шокуровой Марией (монахиня), были сняты с работы.[32]
В 40-е годы, несмотря на гонения, свято сохранялись традиции почитания  многих, порой утраченных святынь. Например, в Бирске чтимой иконе «Плач Богородицы» совершалось служение акафиста в воскресенье по окончании вечерни, а в Пасху совершался крестный ход с иконой не только по всему городу, но и по окрестным селам.[33] А, например, к месту явления чудотворной Богородско-Уфимской иконы хотя она была утрачена паломничество  еще оставалось широким.[34]
Но особый размах получила традиция почитания чудотворной Табынской иконы Божией Матери. Вплоть до 1949 года на «Соленые ключи» — место явления Табынской иконы паломничества совершались из всех окрестных областей:[35]  Уфы,  Урала, Чкалова, Ульяновска и Куйбышевской области.[36] Так, в 1944 году было 5 тыс. человек; 1945 году — 10 тыс.;[37] 1948 году — 15 тыс. человек; в 1949 г. — до 17 тыс. паломников.[38]Несмотря на то, что крестные ходы были запрещены, в 1947 году на «Соленые ключи» двинулись крестные ходы организованные Уфимской епархией: из Уфы (150 км) и Стерлитамака (60 км),[39] и организованный Оренбургской епархией из Оренбурга (300 км).[40]
Празднование явления Табынской иконы было широко распространено и в других местах. Так из заводских поселков Нижнего Авзяна, Каги, Узяна совершались паломничества на Малиновую гору у села Верхний Авзян, к часовне, которая была устроена при двух целебных источниках.[41] Также и в с.Кошла-Елга Аскинского района. На 9-ю пятницу по Пасхе[42] к святому ключу собиралось не менее 2000 человек, где кроме православных были и старообрядцы и даже в большем числе магометане. Богослужения проводил священник Владимир Васильев из соседней Молотовской области. [43]
Воспользовавшись послаблениями, была предпринята вторая попытка вернуть Табынскую иконы из Китая. Так, Уфимский архиепископ Иоанн (Братолюбов) проводит глубокое исследование судьбы Табынской иконы. Он обращается за помощью к архиепископу Иркутскому и Читинскому Ювеналию (Килину), эмигрировавшего из Китая, Патриарху Алексею (Симанскому) и в Совет по делам РПЦ при СНК СССР.[44] Но, к сожалению и эта попытка оказалась безуспешной.
Несмотря на запрещения, духовенством сохранялась традиция на праздники (Пасха и Рождество) обходить со святынями подряд все дома, а не только верующих. Так например было в г.Мелеузе, и в с.Вознесенка Учалинского района.[45]
Обновлялись и иконы, так в одном из районов города Уфы – «Цыганская поляна». У верующей женщины обновилась икона, отчего к этой иконе распространилось широкое паломничество в 1953 году. Чтобы его прекратить уполномоченный лично потребовал от епископа и городского духовенства не признавать это знамение чудом.[46]
Но такие нелегальные чудеса и нелегальные традиции почитания святынь невозможно было остановить. Миряне организовывали у себя домашние церкви. Например, молитвенную комнату Марии Курициной многие верующие в городе Уфе знали и часто посещали, за что в начале 50-х она была осуждена на 5 лет по ст.58.[47] Также были известны нелегальные молитвенные дома в д.Даниловке Дуванского района,10 в Баймаке,[48] в п.Миндяк Учалинского района.[49]
Власти совершенствовали свои методы борьбы с религией, применяя новые способы издевательств. А церковь отвечала подвижничеством новых святых угодников. Первым среди них следует назвать Уфимского архиепископа Иоанна (Братолюбова). Это был архиерей не только высокой духовной и исповеднической жизни, но и монах несший подвиг юродства в самой высокой его степени. Святительское служение начал в 1923 году, а в октябре 1931 года был уже осужден по статье 58, п. 10-11 на 5 лет. Затем в октябре 1937 года повторно осужден на 10 лет в Сев. Ураллаге НКВД. Досрочно освобожден лишь в 1943 году.[50] В марте 1945 года владыка назначен в Уфу и сразу сталкивается с этой новой системой издевательств. Так, уполномоченный при БашЦИКе Козлов, используя провокаторов, путем прямого обмана прихожан, инициирует скандалы по храмам епархии, которые  как под копирку прокатываются в Бирске, в Ишимбае, в Стерлитамаке. Следуют жалобы в патриархию и государственные органы. В Уфе уполномоченный лично организовал травлю архирея. Он публиковал свое якобы горячее желание открыть в Уфе еще три больших пустующих церкви: Троицкую, Покровскую и Рождества Богородицы. Обвиняя владыку Иоанна в противодействии такому своему святому начинанию: «Стоит только архиеп.Иоанну дать свое согласие, то он сразу отправит в Москву…».[51]
Но владыка избрал духовный путь возрождения епархии. Он собирает вокруг себя общину известных подвижников. Это игумен Ксенофонт, игуменья Зосима (Озерова), иеромонах Феодосий, иеродиакон Хутынского монастыря Иона (Лукашев) к которым присоединяются и верующие миряне. Так  в Сергиевской церкви был организован детский хор из 5 человек, участвовавший в богослужениях за ранней литургией,[52] а также он приблизил к себе  будущего преподобного архимандрита Моисея Уфимский (1913-1982 гг.) (Николай Чигвинцев), прозревая в нем великого столпа православия Уфимской епархии. В 1945 году он постригает его в монашество и рукополагает в иеромонахи. Сам патриарх Алексей (Симанский) свидетельствовал о  прп.Моисее: «Это монах 4-ого века».[53] Так Николай Чигвинцев стал духовным сыном и келейником владыки Иоанна. В последствии, окончив заочный курс Московской Духовной семинарии о.Моисей на многие годы явился ревнителем строгих монашеских уставов, чистоты православного богослужения и благоговейного отношения к святыням и традициям Уфимской епархии, стяжав от Бога многие дары Святого Духа.
Ко всему этому владыка еще и юродствовал, но его юродство было в высшей степени неординарно и вызывало дополнительные издевательства. Как некогда блаженная Ксения Петербургская ходила в мужской одежде, так и владыка носил женскую одежду и обувь на каблуках.[54]
Благодаря консолидации духовной жизни, епархия смогла оказать  противодействие  разрушительному влиянию  декрета 1918 года, не смотря на серьезные препятствия к концу 1947 г. в епархии действовало 42 храма, служило 47 священников, 8 диаконов и 30 псаломщиков.
Конечно,  власти были недовольны, и поэтому владыка Иоанн претерпев оскорбления и клевету в ноябре 1948 года был уволен на покой в Жировицкий монастырь. Но прибывший на замену епископ Нифонт (Сапожков) также не оправдал надежд гонителей. Единственно чего смог добиться новый уполномоченный Михайлов В.Н.[55] это только циркулярного распоряжения об отмене Богоявленского водосвятия на реках.[56] Однако об остальных запретах владыка уже через три дня письменно высказал свое возмущение. Ссылаясь на не отмененный циркуляр НКЮ от 18.09.1923 г. №23632, он утверждал, что «…местная власть может запретить совершение таких лишь  обрядов, кои представляют, какую либо общественную опасность  (в случае эпидемии и т.п.)».[57] Этого оказалось достаточно, чтобы в епархии появился новый архиерей — епископ Арсений (Крылов).
С начала 1950 года в епархии резко усиливаются гонения. Уже в январе оказалось, что священники должны платить налог в РайФО в двое, а то и в трое превышающий сам доход.[58] В районах резко активизировалось противодействие совершению треб на дому, людей увольняли с работы за приглашение священников.[59] Запрещалось продавать просфоры, прикладываться к кресту, Богослужения должны были начинаться в 4 часа, а заканчиваться к 6 часам утра. Любые службы и обряды должны были совершаться только в храмах, и нигде более.[60] Некоторые службы запрещались в виду проведения субботников. Самые безотлагательные требы, например причастие, разрешались только по ночам. Детям и подросткам вообще нельзя было находиться в храмах. Служащие при храме должны были отрабатывать в колхозе без зарплаты.[61] Уже на Радоницу 1950 года нельзя было совершать панихид на кладбищах.[62] За посещение праздника Пасхи угрожали увольнением с работы.[63] На исполнение треб вводилась обязательная предварительная регистрация в ЗАГСе.[64] В связи с этим приходы перестали получать доходы.[65] Особенное зверство проявилось с.Ново-Петровское. Заведующий РайФО отобрал все документы, под предлогом отсутствия отчетности.[66] Председатель сельсовета хотел отобрать регистрацию и посадить священника в тюрьму,[67] а церковь обложил обязательной мясопоставкой на 92 кг., яиц 120 шт., и посадить 2 га. деревьев.[68]
Владыка Арсений был достаточно послушен. «По условиям времени» он запретил богослужения, и даже паломничества мирян на 9-ю пятницу на Святых Ключах.[69] Также предписывалось скрытое перенесение святынь во время посещения верующих на дому.[70] Однако крестные ходы продолжались[71] и довольно долго держался обычай заходить со святынями во все дома без приглашений.[72]
Для борьбы с религией власти широко привлекали колхозников. Например в 1954 году во время пожара церкви с.Богородского сельсовет и пожарная охрана не только не оказали помощи, но вместо локализации пожара по приказу председателя Прокудина расхищали имущество церкви.[73] В мае были проведены устрашающие акции в виде вооруженных разбойных нападений на священнослужителей и их семьи.[74]
Именно к этому времени можно отнести начало решения вопроса церковной собственности. Дело в том, что церковь все еще не имела статуса юридического лица, а государство не может грабить свое государственное имущество. Поэтому самая алчность местных властей требовала каких-то решений. Уже в начале 1946 года было решено снабдить храмы печатями и штампами.[75] Епархия заключала прямые договора с госпредприятиями на изготовление свечей,[76] или поставку вина. С 1953–го года принудительно открываются расчетные счета храмов,[77] откуда удобнее всего было снимать доход. А в 1954 году начинается инвентаризация с раздельным учетом государственного имущества и приобретенного церковью в последнее время, т.е. то которое можно будет снова ограбить. [78]
Но и епархия вынуждала власти делать уступки. Так, например, в Уфе совершилось значительное событие — 27 марта 1957 года была открыта Покровская церковь.[79] А в апреле 1958 года в Уфимской епархии появляется известный подвижник и исповедник архимандрит Таврион (Батозский), значительно усиливший позиции духовенства. Обладая высоким духовным авторитетом он будучи настоятелем вновь открытой Покровской церкви г.Уфы г.,[80] и секретарем епархии не только помогает священникам, но часто замещает архиереев, которых регулярно меняют с перерывами по полгода. Так, почти половину 1959 года епархией фактически управлял архимандрит Таврион.[81]
К началу новых гонений 60-х годов в Уфимской епархии было 41 зарегистрированный храм и  около 15 нелегально действующих молитвенных домов. Штатное духовенство состояло из 80 священников и 6 диаконов.[82]
Таким образом можно констатировать, что в 40-50-е годы, несмотря на общее «потепление» государственно-церковных отношений, гонения не прекращались. Изменились только формы и методы репрессий, и изменения в юридическом статусе епархии потребовались для своевременного извлечения церковного дохода.
В новых условиях власти раздробляли приходскую общину изнутри, что усиливало позиции внешнего управления. Однако, этот же фактор послужил духовному единению в большей степени, чем в 20-30-х годах.
Традиции почитания святынь значительно изменились, но не исчезли, не смотря на прямые запрещения. Судьба многих святынь остается неизвестной, вероятно, они хранятся в запасниках и фондах музеев Республики Башкортостан не доступных для исследования. Так, например известно, что в 2001 году на экспозиции местного художественного музея им.Нестерова была выставлена древняя святыня Уфы – Смоленская икона Божией Матери, принесенная в начале 17 века смоленскими дворянами на руках из Смоленска.
В целом же возрождение церковной жизни следует отнести исключительно исповедническому подвигу архиереев, священников и всех верующих людей, а не «улучшению» отношения коммунистов к религии.
[1]              Русская Православная церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. Документы и фотоматериалы. – М.: Издательство Библейско-Богословского Института св.ап.Андрея, 1996.  С. 29-30.
[2]              Там же, С. 7-8.
[3]              Там же, С. 30-35.
[4]              Зимина Н.П. Блаженная старица Варвара, затворница Скворчихинская (Варвара Васильевна Архангельская) (1890 г.р., +1966). УЕВ. №7-8 2001. прилож. С. 1-8.
[5]              Уфимская епархия Русской Православной Церкви: справочник-путеводитель / Егоров П.В., Рудин Л.Г. М.: Уфимская епархия РПЦ: Общество сохранения литературного наследия, 2005.  С. 79.
[6]              ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 14. Л. 51. Послужной список прот.Бурдукова Н.М.
[7]              Васильева О.В., Латыпова В.В. и др. Дорога к храму: История религиозных учреждений г.Уфы. Уфа:1993. С.9.
[8]              ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 24. Л. 38-39. Послужной список иеромон.Алексия (Губина).
[9]              ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 40.Послужной список прот. Губина А.А.
[10]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 31. Послужной список свящ.Ромашкова В. Г.
[11]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 123-124. Послужной список свящ. Шурыгина В. Ф.
[12]             ЦГИА РБ Ф. Р -394. оп. 2. Д. 2883. Л. 15. журнал №53 19.02.1933. – Выписка из протокола.
[13]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 31об. Жалоба верующих г.Уфы.
[14]             Ентальцева И.Н. Иеросхимонах Аарон (Александр Дудинов) об отце Моисее и других подвижниках Уфимской епархии. УЕВ №6 1998. С. 5.
[15]             некролог Ксенофонт (Синютин). ЖМП №11, 1959. С. 19.
[16]                    ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д.15. Л. 21. Телеграмма Синютина.
[17]             Борисова Т. Преподобный Моисей Уфимский. УЕ РПЦ: Уфа 2002. С. 8.
[18]             Изменения в составе епископата РПЦ 1918-1939. Электронный ресурс URL:http://kuz1.pstbi.ccas.ru/ (Дата обращения 22.10.2009 г.).
[19]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 10. Л. 123. Заключение УСП РПЦ БАССР б/н. б/д.
[20]             УОГА Ф. Р — 3705, оп. 1, ед. хр. № 30, с. 53 – Рапорт архиеп.Иоанна (Братолюбова).
[21]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 13. Послужной список иеромон.Авраамия (Макарова) за 1946 г.
[22]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 22. Л. 2. Письмо церковного совета от 23.08.1943 г.
[23]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 20. Л. 1. Письмо Краидельского Исполкома №1 от 5.01.1944 г.
[24]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 53. Письмо УСД РПЦ БАССР от 29.01.1947 г. №300п-9.
[25]             Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь при Сталине и Хрущеве. М.: 1999 – С. 207.
[26]             Хрестоматия по истории Башкортостана 20 века. Уфа: РИО РУН НМЦ Мо РБ, 2005. С. 118.
[27]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 25. Л. 53. Послужной список свящ.Нилова М.А.
[28]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 54.Послужной список свящ.Евстифеева А.В.
[29]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 9. Л. 40. Послужной список иеромонаха Иоасафа (Миронова).
[30]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 9. Письмо УД РПЦ БАССР 29.04.1946. №200п-68.
[31]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 211. Распоряжение от 3.08.1945 г. архиеп. Иоанн (Братолюбов).
[32]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 22. Л. 18. Письмо Бакалинского р/совета. 22.04.44. №72.
[33]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 221. Доклад прот.Костина В. 10.11.1951 г.
[34]             Абдулов Н.Т. Уфимская епархия в системе государственно-церковных отношений. 1917-1991 гг. Автореферат. Уфа:2006 . С. 18.
[35]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 228. Распоряжение  по  Куйбышевской епархии №248 от 05.1951 г. еп.Арсений.
[36]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 267. Указ №248.
[37]             Архив НА УНЦ РАН  Ф. 39. Оп. 1. Д. 50. Л. 6. (О происхождении религиозной традиции….).
[38]             Летопись о Табынской иконе Божией Матери 2006 год. Издание прихода Вознесенской церкви села Табынского, 2007. С. 90.
[39]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 71. Письмо архиеп.Иоанна (Братолюбова) от 5.06.1947  за № 211.
[40]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 69. Телеграмма архиеп.Мануила (Лемешевского) от 5.06.1947.
[41]             Калугин И. Верхне-Авзянская Казанско-Богородская церковь. УЕВ №9 1999г.
[42]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 271. Рапорт №0/100 от 2.09.1952 г. иеромон.Савватий (Бежалов).
[43]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 17-18. Письмо еп.Арсения (Крылова).
[44]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 126. Рапорт архиеп.Иоанна (Братолюбова) от 10.07.1948.
[45]             ЦГИА РБ Ф.4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 83.  Письмо еп.Арсения №169 от 7.03.53 г.
[46]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 32. Письмо еп.Арсения №67 от 14.02.1953 г..
[47]             Егорова Л.И. Вера в Бога была жива. // Уфа: страницы истории: Сборник статей по истории города Уфы. Сост. Агеева М.В. Издание 2-е. Уфа: РИО РУНМНЦ МО РБ, 2005. С. 104 – 105.
[48]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 79. Рапорт Благочинного 27.12.1952 г.
[49]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 48. Письмо еп.Арсения (Крылова) от 26.03.53 г. №168.
[50]             УОГА Ф. Р — 3705, Оп. 1, Д. 30. Л. 53 Рапорт архиеп.Иоанна (Братолюбова).
[51]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 40об. записка уполномоченного по  делам РПЦ при СМ БАССР №300-116 17.09.1947.
[52]             Борисова Т. Преподобный Моисей Уфимский… С.110.
[53]             Там же… с.5.
[54]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 32. Жалоба верующих г.Уфы.
[55]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 150. Письмо еп.Нифонта №105 от 15.12.1949.
[56]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 149. Распоряжение еп.Нифонта №102 от 15.12.1949.
[57]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 150. Письмо еп.Нифонта №105 от 15.12.1949.
[58]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 174-190. Жалобы священников январь-апрель1950 г. в МинФин СССР.
[59]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 194.рапорт свящ.Монастырева Н. от 15.04.1950 г.
[60]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 195. Рапорт свящ.Михайлова Л. от 27.04.1950 г.
[61]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 196.Рапорт церковного совета с.Байков.
[62]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 197. Рапорт свящ.Еварестова М. от 22.04.1950 г.
[63]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 198.Рапорт свящ.Монастырева Н. от 15.04.1950 г.
[64]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 199. Рапорт свящ.Евстифеева. от 24.03.1950 г.
[65]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 201. Рапорт свящ.Тимофеева М. от 2.05.1950 г.
[66]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 204. Акт от 1.05.1950 г.
[67]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 202. Рапорт свящ. Федотова от 19.04.1950 г.
[68]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 11. Л. 47. Рапорт свящ.Федотова П.В. от 6.03.1950 г.
[69]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 206. Распоряжение еп.Арсения №107  от  6.05.1950 г.
[70]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 237. Распоряжение еп.Арсения №540 от 22.10.1951 г.
[71]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 269. Письмо еп.Арсения №347 от 4.07.1952 г.
[72]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 83. Распоряжение еп.Арсения №169 от 27.03.1953 г.
[73]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 9. Л. 55. Письмо уполн. РПЦ при СМ БАССР № 300-49 от 1.02.54 г.
[74]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 147. Письмо еп.Илариона (Троицкого) №296 от 9.06.1954 г.
[75]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 26. Письмо уполн. РПЦ при СМ БАССР №300п — 4 от 23.01.46
[76]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 35. Договор от 25.07.1948 г.
[77]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 26. Письмо №122 от 7.03.1953 г.
[78]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л . 111. Письмо №479 от 27.08.1954г.
[79]             Латыпова В. В., Васильева О. В., Покровская церковь // Дорога к храму…С. 22.
[80]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 72. Письмо еп.Илариона (Троицкого)  №217 от 5.04.1958 г.
[81]             ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 157. Указ Святейшего Патриарха № 1947 от 20.12.1958 г.
[82]             Абдулов Н.Т. Уфимская епархия… С.19.

Приложение

Послужные списки духовенства 40-50 гг.
  1. Епископ АЛЕКСИЙ (Сергеев) — Виктор Михайлович Сергеев. Родился 15 января 1899 года в Московской губернии. С 1923 года — послушник Смоленско-Зосимовой пустыни Владимирской епархии. В 1924 году рукоположен в диаконы; в 1927 году пострижен в монашество с именем Алексий. В 1928 году рукоположен в иеромонаха, а в 1932 году возведен в сан архимандрита. В 1935 году рукоположен во епископа Каширского, впоследствии занимал ряд кафедр.  В 1942 году назначен архиепископом Рязанским и Шацким.  В 1945-46 годах архиепископ Алексий находился в США, где занимался вопросами положения и жизни Русской Православной Церкви в Америке. В 1957 году назначен архиепископом Алма-Атинским и Казахстанским. С февраля 1958 года находился на покое. Скончался Алексий 6 апреля 1968 года.[i]
  2. Архиепископ Стефан (Проценко) — Родился 2/15 августа 1889 года в с. Палеевка Сумской области. Окончил Агрономический институт. В 1918 году окончил три курса Киевской духовной академии. В 1922 году окончил Нежинский историко-филологический институт. 5 марта того же года рукоположен во священника и назначен настоятелем к Свято-Троицкой церкви села Носовки, Черниговской области. Пострижен в монашество 24 ноября 1922 года и возведен в сан архимандрита. 26 августа 1926 года хиротонисан во епископа Козелецкого, викария Черниговской епархии. Будучи викарием Черниговский— с 1926 по 1928 год — находился в Харькове без права выезда.[ii] С 28 октября 1932 года — епископ Черниговский и Козельский. С августа месяца 1936 года по 1942 год епархией не управлял.  Арестован 28 окт.1936 г.[iii] С 1942 года — епископ Уфимский. 10 ноября 1942 года возведен в сан архиепископа. Участвовал в Соборе 8 сентября 1943 года об избрании Патриарха Сергия. С 25 августа 1944 года — архиепископ Полтавский и Кременчугский. С 2 июня 1945 года — архиепископ Харьковский и Богодуховский. 12/25 февраля 1959 года возведен в сан митрополита Харьковского и Богодуховского. Скончался 6 октября 1960 года в г. Харькове.[iv]– управлял епархией с 1942 по 1944 г. В Сергиевской церкви был детский хор из 5 человек участвовавший в богослужениях за ранней литургией.[v]
  3. Иоанн (Братолюбов) — 1.08.1923 хирот. во еп. Березовского, управ. Тобольской епархии; с 4.08.1924 еп. Воткинский, вик. Сарапульской епархии; с апр. 1926 г. еп. Суздальский, вик. Владимирской епархии; с 13.07.1927 еп. Шацкий, вик. Тамбовской епархии; с 27.02.1929 еп. Уральский и Покровский; с авг. 1930 г. еп. Курганский, вик. Тобольской епархии; с 23.10.1931 под арестом; с 21.06.1943 архиеп. Сарапульский; с 19.11.1943 архиеп. Ижевский; с 14.02.1945 архиеп. Уфимский; с 18.11.1948 на покое; с 4.06.1953 архиеп. Ульяновский и Мелекесский; с 21.05.1959 на покое; † 27.02.1968. Иоанн (Братолюбов), еп. Боткинский, принимал назначения от митр. Сергия, арестован в 1931 г., вышел на служение в 1943 г. 1930 Арестован Иоанн (Братолюбов), еп. Курганский, 23 окт.[vi] Достаточно подробную информацию о биографии владыка Иоанне (Братолюбове) собрал Мельник В.И.[1] В 1923 году сам Святейший Патриарх Тихон, ныне канонизированный Русской Православной Церковью как святой, посвящает архимандрита Иоанна во епископа Березовского, и владыка получает в управление Тобольскую епархию. О всех его дальнейших испытаниях дает представление документ, найденный в Ульяновском областном государственном архиве: рапорт, написанный самим архиепископом Иоанном 28 января 1954 году в Президиум Верховного Совета СССР (Р — 3705, оп. 1, ед. хр. № 30, с. 53): «Будучи Епископом Курганским я 23. 10. 1931 года был арестован, находился в заключении в Свердловском ГПУ, осужден по статье 58, п. 10-11 на 5 лет, отбывал наказание с июля 1932 года в Ташкентском лагере, а с 4-го апреля 1933 года по 30 октября 1936 года был в Бек-Буди Узбекской ССР». «С 12 декабря 1936 года по 16 октября 1937 года по своей инвалидности проживал в г. Казани. 16 октября 1937 года был арестован и постановлением Тройки НКВД ТАССР по «Кра» 29 ноября 1937 года приговорен на 10 лет и отбывал наказание в 7-м отделении Сев. Ураллаге НКВД до 9 февраля 1943 года, когда (в порядке директивы НКВД НКЮ и Прокурора СССР от 23 октября 1942 года за № 467 (18-71) 117 с.) освобожден досрочно.»[vii] «По прошению своему Митрополитом Московским Сергием (Страгородским) и Его Священным Синодом в июне 1943 г. определен на кафедру Архиерейскую. Был Архиепископом Ижевским до 14 февраля 1945 г. С 14 февраля 1945 г. по 18 ноября 1948 г. Архиепископом Уфимским».[viii]
  4. Епископ Нифон — 10.12.1948 года владыка Иоанн уже был уволен от епархии, и на его место назначен епископ Нифонт. [ix] Нифонт (Сапожков) — в янв. 1947 г. хирот. во еп. Уманского, вик. Киевской епархии; с 18.11.1948 еп. Уфимский и Башкирский; с 17.03.1950 еп. Житомирский и Овручский; † 7.10.1951.
  5. Архиепископ Илларион Прохоров — Иларион (Прохоров) — 30.09.1945 хирот. во еп. Сумского и Ахтырского; с 27.12.1951 еп.Кировоградский и Николаевский; с 17.11.1953 еп. Уфимский и Стерлитамакский; с 25.02.1957 в сане архиепископа; с 9.12.1959 архиеп. Ивановский и Кинешемский; с 29.05.1963 архиеп. Омский и Тюменский; с 9.10.1963 архиеп. Уфимский и Стерлитамакский; с 7.10.1967 архиеп. Ростовский и Новочеркасский; с 16.12.1969 архиеп. Пензенский и Саранский; с 25.06.1970 на покое; † 27.01.1973.
  6. Протоиерей Николай Михайлович Бурдуков, 26.04.1905 г.р. 12.1932 р/п. Был настоятелем Сергиевского кафедрального собора и и.о. благочинный церквей г.Уфы. Указ №168 митр.Сергия от 2.03.1938 г. Осужден 11.04.41 г. ст.107-19 УК на 5 лет, оправдан 24.05.1941 г. РКК Армия 6.02.1942 г.-24.05.1944 г.[x]
  7. Иеромонах Алексий (Губин Александр) – 21.11.1889 г.р. Владимирский монастырь Бирского района -1907-1919 гг., Алексеевский монастырь Стерлитамакского р-на 1919-1920 гг. 19.09.1923 г. – р/п. При закрытии церквей успевал выходить за штат. С 1937- 40 г. находился на разных работах в г.Уфе. Будучи за штатом награжден наперсным крестом митр.Сергием пр№4. Призван в трудармию на строительство Уралмашзавод 1942-45 гг. В 1946 году назначен в с.Иткули.[xi]
  8. Иеромонах Авраамий (Макаров Лазарь Макарович) – 7.11.1880 г.р. Смоленская губ. Старо-Афонский монастырь 1898 г. Монастырь г.Балту – 1909 г. Воевал 1914 г. Плен 1914-1919 гг. Монастырь г.Балту 1919-1926 гг. Осужден на поселение 10 лет Архангельская губерния. Служил в г.Москве в Крестовоздвиженской церкви 1938-40 гг. Выслан в Уфимскую область на 2 года на ст.Шушпа Белорецкого района. С 1942 года проживал с.Узян Белорецкого р-на.[xii] Зарегистрирован 27.04.1946 г. №300п-65.[xiii]
  9. Игумен Ксенофонт (Синютин) — в 1946 году было 75 лет.[xiv] Игумен Ксенофонт (Синютин).[xv] Бывший печник. Находится в списках от 5.11.1955 г.[xvi] В списках 1958 года уже не значится.[xvii] Игумен Ксенофонт (Синютин).[xviii] При владыке Стефане исполнял должность секретаря епархии, поскольку выяснял личность иеродиакона Хутынского монастыря Ионы.[xix]
  10. Прп.Моисей — Был возведен в сан архиеп.Братолюбовым.[xx] Жил вместе с арх.Иоанном Братолюбовым, являясь его личным секретарем.[xxi] В 1938 году уговаривал верующих не участвовать в выборах в Верховный Совет. [xxii] Иеромон. Моисей (Николай Иванович) 27.07.1913.г. в 1945 р/п. – должность псаломщика. [xxiii]
  11. Иеромон. Авраамий (Макаров) [xxiv]– 8.02.1880 г.р. Поступил в монастырь в 17.08.1908 г. пострижен 10.08.1923 г. Балтский-Феодосиев монастырь Каменец-Подольской епархии. Иеромонах 20.12.1923 г. Служил в г.Москве откуда в 20.01.1928 г. выслан в Архангельскую область на 10 лет. 20.06.1940 г. переброшен в Ленинградскую область с добавлением 5 лет. Ввиду войны переведен в г.Белорецк БАССР на ст.Шушпа 22.07.1942 г. С 12.05.1946 освобожден. Назначен настоятелем Михаило-Архангельской церкви с.Воскресенского Матраевского р-на 30.06.1946 г. Настоятелем церкви с.Ломовка 1948 г.
  12. Иеромонах Иосаф (Шаронов), род. 11.07.1905 г. р/п архиеп.Софронием 30.01.33 г. Осужден в 1937 году ст.68 п.10 10 лет. И в 1944 г. по ст.16-154к – 5 лет. Освобожден по амнистии 18.08.1947 г., служил в с.Костеево 10.09.1948 г.[xxv]
  13. Иеромонах Иоасаф (Иоанн Стефанович Миронов) – 11.07.1905 г.р. 01.1933 р.п. в иеромонаха. Осужден 1937 г. ст.68-10 10 лет –Финкарелия, 1.06.1944 – РККА, 26.09.1944 г. осужден ст.16-154к на 5 лет, 10.09.1948 – служил с.Старо-Костеево.[xxvi]
  14. Иеродиакон Иона (Иван Осипович Лукашев) – 1881 г.р. в Ленинградской области. В Хутынском монастыре с 1910 года. Иеродиакон с 1923 г.[xxvii] Был известен митр.Алексию Ленинградскому. В Уфимской епархии со времен архиеп.Стефана.
  15. Свящ.Вербицкий Андрей Владимирович 1888 г.р. 1913 р/п. 1914-18 полковой свящ. Осужден 1930 г. по ст.59.12 УК. С 1924 по 1943 гг. служил в пределах Куйбышевской епархии. [xxviii]
  16. Прот.Годунов Александр Алексеевич 1868 г.р 17.06.1900 г. р/п. Осужден 1928 г. на поселение 5 лет в Томскую область. С 1932 по 1945 занимался ликбезом и переписью в лесоуправлении в Баймакском районе. В 1945 году возобновил служение в с.Ивановке Кармаскалинского района.[xxix]
  17. Свящ. Горбунов Алексей Гаврилович08.1868 г.р. 1900 г. р/п. 1928 г. осужден на поселение в Томскую область на 5 лет. С 1945 г. начал служение.[xxx]
  18. Свящ.Евстифеев Андрей Васильевич09.1901 г.р. Диакон 26.03.1928 г. Священник 28.03.1928 г. Осужден 4.02.1929 г. ст.58-10 5 лет Вишерский и Белбалтийский лагеря. Освобожден досрочно 5.12.1933 г. Служил в 1934 году в с.Гавриловка Юмагузинского р-на. Где после закрытия церкви занимался сельским хозяйством до 1940 г. Переехал в с.Тарханка в 1940 году. А 21.12.1941- 20.05.1945 г. служил в РККА, контужен. С 1948 года служил в с.Ново-Николаевку Кугарчинского района.[xxxi]
  19. прот.Желвицкий Гавриил— «ходил по г.Бирску и деревням с праздничными молебнами».[xxxii] Настоятель в Красноусольске до 28 января 1952 г.[xxxiii] Снова служил с 27.06.1952 г.[xxxiv]
  20. Свящ. Зеленцов Симеон Петрович07.1897 г.р. в 1924 г. р/п. Судим 15.12.1929. ст.107УК. [xxxv] Служил 1916-17 гг. на Балтийском флоте, 1918-1919 гг. – Волжской флотилии. 1920-29 гг. – священник Уфимской епархии. 1930-1951г. – за штатом. (Стройка ж.д Уфа-Шакша, мостовщик, и.т.д.). С 1951 года служил с.Воскресенка Зилаирского р-на.[xxxvi]
  21. Священник Ларин Ефрем Анатольевич — 16.05.1880 г.р родился в ст.Дубровской Донской области. В 1912 году прибыл для жительства в г.Уфу. Судим в 1928 году по ст.58.10 УК. На 10 лет с поражением прав на 5 лет. Судим повторно в 1931 году и 1939 году 21-22 апр.  В/С суд.ком. БАССР.[xxxvii] Имел три судимости. 1-я по ст.61 один год принудительных работ. После чего ему было предложено прекратить поповскую деятельность. Потом по ст.61 штраф 250 руб. за несвоевременное время выполнения задания. 3-й раз в 1937 году 24.12 по линии НК138 по ст.58 на 10 лет и лишением прав на 5 лет. В 1944 году 27.04 досрочно освобожден.[xxxviii] Свящ. Ларин Ефрем Антонович 16.05.1860 г. в 1920 р/п. судим 1937. Ст.58УК. [xxxix] Писал просьбу прот.Логачевскому 23.03.1949 г.
  22. протоиерей Дмитрий Логачевский — В декабре 1946 г. Появляется благочинный Логачевский.[xl] С 1941-43 труд армия оборона Ленинграда, а в Соборе начинает служить с 1943 г., дембилизован по ранению.[xli] Прот.Д.Логачевский стал служить в 1943 году.[xlii] Подоходный налог за 1947 год 60 тыс.руб. а за 1946 год доплата 12 тыс.руб. Налог за бездетность 6%. [xliii] О.Дмитрий Логачевский в 1930-40-е гг. сидел в Уфимских лагерях. В 1942 году он был препровожден из лагеря в Сергиевскую церковь. Служил вместе с игуменом Ксенофонтом.[xliv]
  23. Свящ. Нилов Михаил Александрович05.1896 г.р. Воевал с 1914-1919 гг. 1919 – псаломщик, 1920 – диакон, 1928 – священник, осужден в 1937 по 73 ст. на 5 лет. Освобожден досрочно в1941 году. 1942-44 РККА. Инвалид войны. С 1946 года служил в Давлеканово.[xlv]
  24. Свящ. Никитин Николай Васильевич[xlvi] – 1895 г.р. чуваш. Д. Чув.Кармалы. Стерлитамакского уезда. Воевал: 1915-17 г. — с Германией, 1917-19 гг. в Красной Армии. Священник с июля 1931 г. Осужден: 5.05.1936 г. – 5 лет. Дальстрой Колыма. Освобожден 5.05.1941 г. Работал: Прииск Стахановец Хабаровского края до 1945 г. Служил: в Нордовке с 4.09.1947 по 7.02.1947 г. Костеево с 7.02.1947 г.
  25. Свящ. Похитун Кодрат Данилович, 9.03.1883 г.р. Киевская губерния. Диакон с 1912 г. Священник с 1920 г. Осужден в трудовые лагеря 19.08.1935 – 12.08.1940 г. За штатом работал пчеловодом в Чишминском районе 1940-45 гг. Служил с 1945 огов с.Старо-Костеево.[xlvii]
  26. Свящ. Ромашков Василий Герасимович 1878 г.р. Женат на девице 1883 г.р. Оренбургской губ. в 1915 году был на фронте, р/п в 16.11.30 г. и сразу осужден в 1930 г. 58 ст. 2 года – на Беломорканале был до 1935 г. С 1935 -1940  был на разных работах. С 1940-47 в совхозе Куентаиво. Проживал в 1948 году в г.Баймаке. [xlix]Зарегистрирован 26.02.49 г. №300-7.[l]
  27. Свящ. Шурыгин Василий Федорович 1892 г.р. 1920-30 гг. священник Уфимской епархии. 1930-41 бухгалтер. 1941-48 осужден 107 ст. УК. 1951-52  псаломщик с.Зилаира и с.Красноусольска.[li]
  28. Свящ. Юновидов Николай Викторович. 22.04.1883 г.р. В 1915 г. рукоположен в диаконы. Был подпольным работником до прихода белых, при белых и после ухода белых. Справка №164 от 19.08.1919 г. Симского РК. Рукоположен в сан священника в 02.1919 г. в г.Сарапуле. Осужден 24.11.1937 г. на 10 лет. Служил в Оренбургской епархии с 1945 по 1956 г.[lii]
  29. Игуменья Зосима (Озерова) в 1946 году была у Владыки ризничной, 15 лет скрывалась от ареста в г.Свердловске, Занималась подготовкой в священники.[liii]
  30. Мон.Виталия (Васильева Домна Андреевна) – осуждена по ст.58. С этой статьей не разрешалось жить в Уфе.[liv]
  31. Мон.Островская 1880 г.р, псаломщица церкви в с.Знаменка с 1907-27 гг. была в монастыре.[lv]
  32. Мон.Савельева Е.В. 1900 г.р. староста церкви в с.Знаменка с 1914-26 г. была в монастыре, дважды судимая. [lvi]
[i] По материалам книги «Ангел-хранитель»  © История, культура и традиции Рязанского края 2009
[ii] Волков С.В. Список православных епископов, подвергавшихся гонениям до 1 марта 1930 г. Электронный ресурс URL: www.swolkov.narod.ru (Дата обращения 22.10.2009).
[iii] Изменения в составе епископата РПЦ 1918-1939. Электронный ресурс URL:http://kuz1.pstbi.ccas.ru/ (Дата обращения 22.10.2009 г.).
[iv] Стефан (Проценко Стефан Максимович). Благотворительный фонд «Русское Православие. Электронный ресурс URL: » http://www.ortho-rus.ru (Дата обращения 22.10.2009 г.).
[v] Борисова Т. Преподобный Моисей Уфимский… С.110.
[vi] Изменения в составе епископата РПЦ 1918-1939. Электронный ресурс URL:http://kuz1.pstbi.ccas.ru/ (Дата обращения 22.10.2009 г.).
[vii] УОГА Ф. Р — 3705, оп. 1, ед. хр. № 30, с. 53 – Рапорт архиеп.Иоанна (Братолюбова).
[viii] Мельник В.И. Архиепископ Иоанн (Братолюбов). Электронный ресурс URL:http://www.portal-slovo.ru (Дата обращения 20.10.2009 г.)
[ix] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 137.(Сообщение хоз.упр.Священного синода №769 от 17.12.1949.)
[x] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 14. Л. 51. Послужной список прот.Бурдукова Н.М.
[xi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 24. Л. 38-39. Послужной список иеромон.Алексия (Губина).
[xii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 13. Послужной список иеромон.Аарона (Макарова).
[xiii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 12об. Расписка уполномоченного Козлова.
[xiv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 31об. Жалоба верующих г.Уфы.
[xv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 85.Заявление казначея Сергиевской церкви Криницина Г.П.
[xvi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 188. Списки Священно-служителей Уфимской епархии.
[xvii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 3. Л. 119. Списки Священно-служителей Уфимской епархии.
[xviii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 85.Заявление казначея Сергиевской церкви Криницина Г.П.
[xix] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д.15. Л. 21. Телеграмма Синютина.
[xx] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 33. Жалоба верующих г.Уфы.
[xxi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 33. Жалоба верующих г.Уфы.
[xxii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 33. Жалоба верующих г.Уфы.
[xxiii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 78. Биографические сведения.
[xxiv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 10. Л. 68. Послужной список иеромонаха Авраамия за 1948 г.
[xxv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 9. Л. 40. Послужной список иеромон. Иосафа (Шаронова).
[xxvi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 9. Л. 40. Послужной список иеромонаха Иоасафа (Миронова).
[xxvii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 15. Л. 22. Послужной список иеродиакона Ионы.
[xxviii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 13. Л. 104. Послужной список прот.Вербицкого А.В.
[xxix] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 40.Послужной список прот. Губина А.А.
[xxx] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 25. Л. 42. Послужной список свящ. Горбунова А. Г.
[xxxi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 54.Послужной список свящ.Евстифеева А.В.
[xxxii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 221. Выписка из доклада прот.Костина (Г.Бирск) 10.11.54 г.
[xxxiii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 242. Указ от 17.01.1952 г. №27.
[xxxiv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 70. Справка о регистрации.
[xxxv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 78. Биографические сведения.
[xxxvi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 47-49. Послужной список свящ. Зеленцова С.П.
[xxxvii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 139. (Послужной список свящ.Ларина Е.А.)
[xxxviii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 141. Письмо св.Ларина Е.А. от 23.03.1949 г.
[xxxix] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 1. Л. 78. Биографические сведения.
[xl] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 20. Ведомость духовенства.
[xli] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 147. Поздравительный адрес.
[xlii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 144. Адрес в честь юбилея прот.Д.Логачевского.
[xliii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 61. Извещение РайФО.
[xliv] Мохов В. Прот., Зимина Н.П. Мученический и исповеднический путь Церкви в Уфимской епархии. УЕВ №4-5, 1996 г. С. 5.
[xlv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 25. Л. 53. Послужной список свящ.Нилова М.А.
[xlvi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 22. Л. 42-44. Послужной список свящ.Никитина Н.В.
[xlvii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 37. Послужной список свящ.Похитун К.Д.
[xlviii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 37. Послужной список свящ.Похитун К.Д.
[xlix] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 31. Послужной список свящ.Ромашкова В. Г.
[l] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7. Л. 30об. Расписка благочинного Бурдукова.
[li] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 21. Л. 123-124. Послужной список свящ. Шурыгина В. Ф.
[lii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 4. Л. 48. Послужной список свящ. Юновидова Н. В.
[liii] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2. Л. 33. Жалоба верующих.
[liv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 14. Л. 98. Заявление прот.Яковлева П. В.
[lv] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 12. Л. 110. Заключение от 1961 года.
[lvi] ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 12. Л. 110. Заключение от 1961 года.
Отправить комментарий