В литургийной жизни церкви особое место принадлежит ежедневному евангельскому чтению, которое обязательно предваряется апостольским посланием. В обиходе устава это кратко называется "рядовым чтением". В богословских трудах накопилось большое количество толкований и проповедей на "Евангельские зачала" и, особенно воскресных. Однако, по всей видимости, мало кто обращает на это внимание хотя св.отцы неслучайно увязали апостольское и евангельское чтения в литургийном строе. Очевидно, что между этими, казалось бы, независимыми отрывками присутствует особая смысловая связь. Таким образом, толкование именно в этой совокупности представляет проблему не только евхаристической экклезиологии, но и пастырского богословия что в сущности составляет интерес Библейской герменевтики особенно в связи с современным духовным состоянием и примером отечественных подвижников.


Исповедник иеромонах Авраамий

Сергеев В.П. прот.  Анкеты священнослужителей как источник истории повседневности в первой половине XX века // Новая локальная история: социальные практики и повседневная жизнь горожан и сельских жителей. Интернет-конференция. 2010. (электронное издание newlocalhistory.com дата обращения 20.10.14.)

         Summary: This paper analyzes the personal data of the priest has spent 5 years in German captivity, and 15 years in Russian exile. The result is interpreted as an example the domination of the inner spiritual world of the prevailing rules and regulations.
Резюме:В работе анализируются анкетные данные священника проведшего 5 лет в германском плену и 15 лет в российской ссылке. Результат интерпретируется как пример доминирования внутреннего духовного мира над господствующими нормами и правилами.
В Центральном Государственном историческом архиве республики Башкортостан (ЦГИА РБ) в различных архивах отложились анкетные документы священнослужителей Уфимской епархии — автобиографии и послужные списки.
Первые составлялись лично священниками, а вторые являлись отражением личного дела и официально заверялись благочинным. Документы представлялись по требованию властей при решении вопросов связанных со священнослужением на приходе. Такие архивные источники представляются материалом высокого уровня достоверности и вызывают научный интерес.
Однако, эти материалы содержат и недостатки, главным из которых является низкая информативность. Поэтому в процессе исследования пришлось произвести отбор наиболее полных данных. Для анализа было выбрано несколько таких документов, позволяющих отчасти восстановить биографию одного из священнослужителей-исповедников пострадавших в период гоней 30-40-х годов XX века — Иеромонаха Авраамия (Макарова).
В архивных делах были обнаружены: автобиография за 1946 год, в период начала священнослужения в с.Воскресенском Матраевского района Башкирской АССР [1, л. 13], и послужной список за 1948 год, в период временного служения в церкви с.Ломовка Белорецкого района Башкирской АССР [2, л. 68].  Данные несколько отличались, но в целом прекрасно дополнили друг друга:
Макаров Лазарь Макарович, родился 7/8 ноября 1880 года в Смоленской губернии Юхновского района Рупсовского сельсовета (так написано в автобиографии). Только в 11 лет ему удалось поступить в приходскую земскую школу, которую окончил он за 3 года 8 апреля 1894 года. 4 года он занимался хлебопашеством, и когда исполнилось 18 лет, Лазарь вступает на путь духовной жизни избирая в 1898 году Старо-Афонский монастырь Смоленской же губернии. Однако совершенно отойти от мирской жизни ему не удается. В 1904 году он был из монастыря мобилизован на военную службу и только через 4 года демобилизован. Желание монашеской жизни не исчезает и он 17 августа 1908 года вновь поступает послушником в Феодосиевский монастырь г.Балту Камено-Подольской епархии.
Вскоре начинается Первая мировая война. Еще до объявления Германией войны 20 июля 1914 года Лазарь был мобилизован прямо из монастыря на военную службу. И вскоре же попадает на фронт, а 17 августа «немцы взяли плен».
В плену он провел 5 лет — до 21 августа 1919 года и затем вернулся к себе, как сам пишет Лазарь: «на родину в Балтский монастырь».
10 августа 1923 года епископом Герасимом (Строгановым), викарием Каменец-Подольской епархии он пострижен в монашество с именем Авраамий, а 22 августа рукоположен в сан дьякона и 23 декабря в сан иеромонаха. Уже вскоре епископ Герасим 24 декабря 1924 года награждает иеромонаха Авраамия набедренником.
Это было время наибольших гонений в Каменец-Подольской епархии, Советская власть закрывала храмы и монастыри, вероятно, вскоре монастырь был закрыт. Поскольку иеромонах Авраамий там проживал до 1926 года, а 14 сентября 1927 года он награждается наперсным крестом уже в городе Москве в Кресто-Воздвиженской церкви (вероятно бывший монастырь на Воздвиженке) Серафимом, митрополитом Тверским.
20 января 1928 года иеромонах Авраамий был арестован и из Москвы выслан в Архангельскую область на станцию Обозерская на 10 лет, где и пребывал вплоть до 1937 года. После ссылки иеромонах возвращается в Москву и назначается штатным священником обратно в Кресто-Воздвиженский храм.
20 июня 1940 года отец Авраамий опять арестован и сослан на 5 лет в Ленинградскую область, из которой в виду начавшейся Великой Отечественной войны 22 июля 1942 года переброшен на восток в глухую станцию Шушпа Белорецкого района Уфимской области.
Здесь он застает начало возрождения церковной жизни. И хотя он еще находится в ссылке, но проживая в п. Узян рядом со станцией Шушпа, вероятно, участвует в восстановлении храмов и богослужений Белорецкого района. Так, например, вс.ЛомовкаБелорецкогорайона (в 6 км. отг.Белорецка) еще совершались богослужения, но в самомначале 1943 годацерковь былавсетакизакрыта из-зазадолжностипоналогамв 5437 руб. [2, л. 123]. Но середине 1943 года в самом городе Белорецке одним из первых организуетсямолитвенныйдом [3, л. 53].
Будучи ссыльным отец Авраамий не мог официально выступать в этих приходах в качестве священнослужителя, однако после освобождения 12 мая 1945 года, он оставался в п.Узян, а 30 июня архиепископом Уфимским и Башкирским Иоанном (Братолюбовым) назначен настоятелем Михаило-Архангельской церкви с. Воскресенское Матраевского (Зилаирского) района [1, л. 12 об.]. В 1949 году отец Авраамий временно служил в с.Ломовка Белорецкого района. Но в последующем оставался настоятелем с.Воскресенское Матраевского района.
Только в 1955 году мы вновь встречаем в документах имя иеромонаха Авраамия, по рапорту которого обращался с жалобой на установку громкоговорителя напротив церкви епископ Уфимский и Стерлитамакский Илларион (Прохоров) к уполномоченному совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР — по Башкирской АССР В.Н. Михайлову [4, л. 184]. А в последний раз о нем имеется упоминание в списках священнослужителей епархии от 26 декабря 1955 года[4, л. 191].
Комментируя скомпилированные анкетные данные иеромонаха Авраамия, можно выделить в судьбе этого человека изначальную целеустремленность к монастырской жизни. Так он пишет, возвратившись из немецкого плена, что вернулся на Родину, но оказывается не туда где родился — в Смоленскую губернию, а в обратно в Феодосиев монастырь города Балту.
В последующий период, когда гонения на церковь коснулись непосредственно личной жизни отца Авраамия ему приходится провести в ссылках почти беспрерывно с 1928 по 1946 годы более 15 лет. Однако он не отказывается ни от монашества, ни от священнического сана. Его поведение в этот момент доказывает, что господствующие нормы и правила не являются той главенствующей бытовой сферой в которой Человек строит свою реальную жизнь. Ибо нет сомнений, что отцу Авраамию Советская власть постоянно напоминала об излишности священного сана, о желательности атеистической жизни, суля, вероятно, некоторые бытовые блага.
Более того, мы видим пример, когда окружающий мир не оказал существенного влияния на внутренний мир человека, прошедшего столь тяжелые испытания.
Биография отца Авраамия нам видится интересной еще и в том плане, что она прошла ряд исторических эпох в каждой из которойего жизнь подвергался смертельной опасности. Однако реакция священника была довольно пассивна. Так, однажды подвергшись преследованию в г.Москве в Кресто-Воздвиженской церкви, он через десять лет ссылки возвращается обратно в тот же храм, где вторично подвергается аресту.
Интересно, в результате всех превратностей судьбы иеромонах Авраамий не потерял энтузиазма. Так, в характеристике благочинного мы узнаем, что в 1958 году в селе Воскресенке «прекрасный пятикупольный деревянный храм, который имеет богатую утварь, отремонтирован и установлен новый иконостас»[1, л. 75].

Список источников

  1. ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 7
  2. ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 10.
  3. ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д. 2.
  4. ЦГИА РБ Ф. 4731. Оп. 1. Д 1.
Отправить комментарий